О непостижимом 2. Слияние двух лун.


Нет, это не эротическое эссе. И не космическая фантазия. Это реальность! В продолжение разговора об оплодотворении – давайте заглянем в тайны слияния гамет (сингамии). Если сухо и по фактам – все очень просто: адгезия и слияние плазмолемм гамет, активация ооцита и кортикальная реакция, процессинг ооцита, процессинг сперматозоида с переходом к дроблению. Но мы-то с Вами люди искушенные, и знаем, что управлять процессом можно, если понимаешь его досконально. А это проще всего сделать на ассоциациях. В них и сыграем.

Один на один. Итак, сперматозоид прорвался через все преграды (не подозревая, что ждет его впереди), пробил барьер недоступности ооцита. И вот он – долгожданный миг прикосновения к прекрасному – микроворсинкам ооцита, несущим удивительный набор CD9 и GPI. Для этого приличному сперматозоиду понадобится целый набор инструментов-рецепторов, воспользовавшись которым можно теснее прижаться к оолемме.

Ошеломленная напором, ооцит теряет остатки сомнений, и дрожь (изменение мембранного потенциала) пробегает по плазмолемме красавицы. Воспользовавшись этим, сперматозоид приступает к следующему шагу операции Z – слиянию плазмолемм. Последние два слова могут показаться обыденным любителям банальной эрудиции. Но тот, кто знаком с молекулярной организацией плазмолеммы знает, что плазмолемма – это не просто липопротеиновый комплекс, но и имеет на поверхности гликокаликс (этакое энергополе с системой распознавания), а с внутренней стороны жестко связана с цитоскелетом через подмембранный слой. И слить плазмолеммы двух разных клеток – практически невозможно.

Но и тут наш герой-сперматозоид на коне! Не зря он 72 суток занимался-обучался в семенниках, марафетил гликокаликс в придатке, преодолевал препятствия в лабиринте маточных труб. Он готов на все! Вы думаете, он шепчет нежные слова ооциту на ушко? Увы и ах – сперматозоид пускает в ход особое оружие – молекулы из семейства ADAMs. Нет-нет, Адам тут не причем (по крайней мере, с точки зрения науки). Эти молекулы – уникальный сплав, объединяющий свойства металлопротеиназ и дезинтегринов. С ними невозможное становится возможным для счастливца сперматозоида – и плазмолеммы сливаются!

Выбор сделан! Один и навсегда! Да, именно так и решает ооцит после взаимодействия со своим избранником. И как девушка приличная, тотчас сообщает об этом остальным претендентам на ее микроворсинки. С научной точки зрения это проявляется активацией фосфолипазы Cζ, которая сегодня рассматривается как биомаркер способности ооцита к активации (а может и бесплодия), а на самом деле запускает сигнальный каскад с инозитол-3-фосфатом и освобождением С2+, диацилглицеролом и стимуляцией протеинкиназы С, запускающим экзоцитоз кортикальных гранул. В науке это называется «кортикальная реакция» и направлена она на исключение взаимодействия с другими спермиями, то есть предотвращение полиспермии.

Все мы догадываемся, что смысл данного события – в формировании диплоидной зиготы (а не какого-то три-, тетра- или полиплоидного монстрика). Но вот психологически – не здесь ли зарыты биологические корни женской моногамности? И мы, конечно, не будем развеивать этот милый миф, напоминая о количестве ооцитов в резерве.

«Не беспокоить!» или что такое кортикальная реакция? При всем моем уважении к индуцирующему началу Ян сперматозоида, нужно все-таки подчеркнуть решающую роль Инь ооцита в последующей череде событий. Ведь именно она «отбивает охоту» к общению у неудачников (красотки любят чемпионов), секретируя фатальные кортикальные гранулы. А в них – ферменты, гликозаминогликаны, ну и, конечно же, ионы кальция – как без него! Ферменты меняют структуру маячков – ZP2 и ZP3, – в прозрачной зоне, одевая на ооцит «шапку-невидимку» для опоздавших спермиев. Гликозаминогликаны, связывая воду, заполняют перивиттелиновое пространство. Микроворсинки с рецепторами на поверхности ооцита, ослепленного встречей с избранником, опадают. Прекрасна и неприступна – но кто она? Ооцит или уже яйцеклетка?

Метаморфозы. Конечно, встреча с судьбой требует не только внешней реакции, но и включает внутреннюю трансформацию женского начала! И это не просто изменение метаболической активности, это – включение будущего, запуск креативной программы развития! Здесь уместно напомнить, что в оплодотворение вступает вторичный ооцит, который находится в метафазе второго мейотического деления. И только слияние со сперматозоидом снимает блок и ведет к завершению мейоза. Конечно, модератором данных трансформаций является спермий со своими фантастическими miRами. Именно он определяет формирование окончательно женственной яйцеклетки, не предполагая, как это ему аукнется.

А ведь влияние никогда не бывает односторонним. В ответ благодарная яйцеклетка (впрочем, как и все женщины), не может не заняться перевоспитанием своего избранника. Ученые-эмбриологи-молекулярные биологи называют это – «процессинг сперматозоида», описывая влияние разлиных регуляторов яйцеклетки на хроматин, ядерную оболочку. микротрубочки центриоли спермия. А на самом деле все гораздо банальнее: хвост долой, и дело с концом! Ах, если бы знал, если бы хотя бы догадывался спермий, что потеряет он самое дорогое, свой билет на свободу, уж, наверное, раз 100 подумал бы: стоит ли красота таких жертв? Наверное, оттого и пухнет его голова (в смысле ядро, называемое мужским пронуклеусом), но – поздно! Назад дороги нет! И смело бросается своим пронуклеусом бывший спермий (такой легкий быстрый и подвижный) в омут объятий яйцеклетки, надеясь вернуть себе радость полета и драйв от побед в следующем поколении.

РS: а шансы-то 50% на 50%!

Рекомендую:

Обговорення

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *